Скачать фильмы бесплатно

Usage Statistics for - February 2004

Дата публикации: 2017-04-29 21:40

Еще видео на тему «Где стоит памятник волку из мультфильма жил был пес»

Нет, не "перевоспитание" стало ломать хребет блатному миру ("перевоспитание" только помогало им поскорей вернуться к новым грабежам), а когда в 55-х годах, махнув рукой на классовую теорию и социальную близость, Сталин велел совать блатных в изоляторы, в одиночные отсадочные камеры и даже строить для них новые тюрьмы (крытки - назвали их воры).

Почему кошки приносят домой убитых животных

Черно-лакированное лицо истины всё время стоит перед умственным взором судьи - это телефонный аппарат в совещательной комнате. Оракул этот - не выдаст, но и делай же, как он говорит.

Почему чеченцы боятся калмыков

Но всё это медленно. Месяцы, месяцы и месяцы уходят на эти перемены. Эти перемены медленнее сезонных. Они затрагивают не всех бригадиров, не всех придурков - лишь тех, у кого под спудом и пеплом сохранились остатки совести и братства. А кому нравится остаться сволочью - вполне успешно остаётся ею. Настоящего сдвига сознания - сдвига трясением, сдвига героического - еще нет. И по-прежнему лагерь пребывает лагерем, и мы угнетены и беспомощны, и разве то остаётся нам, что лезть вон туда под проволоку и бежать в степь, а нас бы поливали автоматами и травили собаками.

Villa Romana 4* (Испания/Коста Дорада/Салоу). Рейтинг

За эту работу ей давали самую высокую в лагере пайку: триста граммов лишнего хлеба (всего в день - 855) и на ужин кроме общих черных щей - три стахановских: три жалких порции жидкой манной каши на воде - так мало её клали, что она лишь затягивала дно глиняной миски.

6 Еще считает Шаламов признаком угнетения и растления человека в лагере то, что он "долгие годы живёт чужой водей, чужим умом". Но этот признак я выношу в сноску: во-первых потому, что то же самое можно сказать и о многих вольных (не считая простора для деятельности в мелочах, которая есть и у заключённых), во-вторых потому, что вынужденно-фаталистический характер, вырабатываемый в туземце Архипелага его незнанием судьбы и неспособностью влиять на неё - скорее облагораживает его, освобождает от суетных метаний.

Теперь нас принял конвой Степного лагеря (но, к счастью, не джез-каз-ганского лаготделения всю дорогу мы заклинали судьбу, чтобы не попасть на медные рудники). За нами пригнали грузовики с надстроенными бортами и с решётками в передней части кузова, которыми автоматчики защищены от нас, как от зверей. Нас тесно усадили на пол кузова со скрюченными ногами, лицами назад по ходу, и в таком положении качали и ломали на ухабах восемь часов. Автоматчики сидели на крыше кабины, и дула автоматов всю дорогу держали направленными нам в спины.

Стих, лежит. Вдруг вывалился из стога и пошёл. Что делать? Так и расстаться? Спрыгнул и я, пошёл за ним. Идём прямо при свете, по дороге вдоль Иртыша. Сели на стог, обсуждаем: если кто теперь встретится, его уже нельзя отпускать, чтоб не заложил до темноты. Коля неосторожно выбежал пуста ли дорога? - и тут его заметил парень. Пришлось его звать: "Подходи, дружок, закурим с горя!" - "Какое ж у вас горе?" - "Да вот поехали с шурином в отпуск на лодке, я сам из Омска, а он с павлодарского судоремонтного, слесарь, - так ночью лодка снялась и ушла, осталось вот, что на берегу было. А ты кто?" - "Я бакенщик". - "Нигде нашей лодки не видел? Может в камышах?" - "Нет". - "А где твой пост? - "Да вон" показывает на домик. "Ну зайдем к тебе, мы мясца сварим. Да побреемся."

И напечаталось, и перепечаталось в большой вольной прессе, нашей и западной, от имени Сокола-Буревестника, что зря Соловками пугают, что живут здесь заключённые замечательно и исправляются замечательно.

Едва выйдя из тюрьмы - и тут же силою обстоятельств, военной ли хваткой, советами ли друзей или внутренним позывом направляясь к руководству, Капитон Иванович Кузнецов сразу, видимо, принял сторону и понимание немногочисленных и затёртых в Кенгире ортодоксов: "Пресечь эту стряпню (листовки), пресечь антисоветский и контрреволюционный дух тех, кто хочет воспользоваться нашими событиями!" (Эти выражения я цитирую по записям другого члена Комиссии А. Ф. Макеева об узком разговоре в вещкаптёрке Петра Акоева. Ортодоксы кивали Кузнецову: "Да за эти листовки нам всем начнут мотать новые сроки".)

Впрочем, и на Беломоре и на Волгоканале поняли: "лагерное соревнование и ударничество должно быть связано со всей системой льгот", чтобы льготы стимулировали ударничество". "Главная основа соревнования - материальная заинтересованность" (!?!? - нас кажется, швырнуло? Мы повернули с востока на запад? сто восемьдесят градусов? - Провокация! Крепче за поручни! Вагон идёт дальше!) И построено так: от производственных показателей зависят - и питание! и жильё! и одежда! и бельё и частота бань! (да, да, кто плохо работает - пусть и ходит в лохмотьях и вшах!) и досрочка! и отдых! и свидания! Например, выдача значка ударника - чисто социалистическая форма поощрения. Но пусть значок даёт право на внеочередное долгое свидание! - и вот он уже стал дороже пайки.

«Где стоит памятник волку из мультфильма жил был пес» в картинках. Еще картинки на тему «Где стоит памятник волку из мультфильма жил был пес».